вторник, 23 июня 2020 г.


Воля к бытию

Потеряв ногу или глаз, человек знает об этом; потеряв личность, знать об этом невозможно, поскольку некому осознать потерю.

Бороться за самосохранение в угрожающей ситуации. Об этом книга. Не о неврологических и нейропсихологических отклонениях, как можно подумать. И сами по себе описания клинических случаев здесь не главное. То есть, они ядро книги, ее основное содержание. Оливер Сакс не был писателем в смысле "сочинитель", "автор художественной прозы".

Он врач и популяризатор описательной практики. Герои его книги - пациенты во взаимодействии с болезнью и отчасти с доктором. Инвалиды, с точки зрения социальных стандартов, которые приспосабливаются жить, всякий со своим гандикапом. Ни одного случая полного излечения, хотя иногда удается облегчить симптоматику и помочь адаптироваться к реальности. В некоторых случаях довольно успешно.

"Галлюцинации" Оливер Сакс


Смысловые галлюцинации

Сколько я себя помню, у меня всегда были легкие, ненавязчивые галлюцинации, непосредственно перед самым засыпанием. Я вижу – как будто спроецированные на внутреннюю поверхность век – неясные серые фигуры, расхаживающие среди пчелиных ульев, или маленьких черных попугаев, исчезающих среди заснеженных гор, или розоватый горизонт, постепенно темнеющий за лесом корабельных мачт.
"Память, говори" Набоков

К шедевру городского фольклора: "если в стенах видишь люк не пугайся - это глюк", книга не имеет отношения. Ну или почти не имеет, потому что среди многообразия описанных в ней галлюцинаторных состояний найдутся и пострашнее, и куда более изощренные. К счастью, пугающего немного и, ручаюсь, вы будете удивлены широтой представленности в обыденной жизни того что сами мы не считаем ни патологией, ни галлюцинациями вообще.

вторник, 16 июня 2020 г.

Умение писать — это умение слышать


Хороший текст для блога — показатель того, что блогер умеет:
Слышать себя
Слышать других
Слышать текст

А теперь подробнее.

1. Слышать себя

Слышать себя — это не о внутреннем диалоге, а о «внутреннем редакторе». У каждого он свой: пронырливый лис, который для виду со всем соглашается — и внезапно перечёркивает труды целого дня; злой дядька после вчерашнего, зацикленный на одной мысли, и мысль эта не самая здравая; заботливая мама с расспросами: «А ты поел? ты надел шапку?» 

среда, 29 апреля 2020 г.

ВАН ВОЛЬФЕРЕН


Реферативное изложение книги: Карел ван ВольференЗагадка власти в Япониинарод и политика в безгосударственной нации. Wolferen Karel Van. The Enigma of Japanese Power: People and Politics in a Stateless Nation. L.: Macmillan, 1989. 496 p.

В книге выявляется уникальность исторически сложившейся политической системы Японии, оказывающей решающее влияние на поведение ее граждан, на их отношение к государству, семье, религии и культуре. Показано, как под прикрытием демократических институтов власти действует самая жесткая система подавления личности, в которую вовлечены все общественные группы – от высших до маргинальных. Такая система, лишенная внутренней оппозиции, немало способствовала впечатляющему экономическому росту Японии в течение почти 40 лет, но в конечном счете поставила страну в парадоксальное положение: претендуя на руководящую роль в мировой экономике, Япония не может ее выполнять из-за  неспособности интегрироваться в мировое сообщество.

пятница, 24 апреля 2020 г.

5 книг о политической мысли Античности и Средних веков


Политическая мысль Античности и Средних веков важна прежде всего потому, что в ней заложен фундамент всей современной политической и социальной философии. Опыт осмысления основных проблем человека, общества и политической его организации, обуславливающий и объясняющий современную западную политическую и правовую мысль, был накоплен в наследии классической Греции, Древнего Рима, европейского Средневековья. Именно тогда были разработаны основные понятия и категории, поставлены первоочередные вопросы, ответы на которые не найдены еще и сейчас.

1. Глухов, А. А. Перехлест волны. Политическая логика Платона и постницшеанское преодоление платонизма. М.: ИД НИУ ВШЭ, 2014

Книга Алексея Глухова хороша сразу по двум причинам. Во-первых, это одно из наиболее полных существующих на русском языке исследований политической философии Платона, написанное на уровне лучших европейских и американских исследований.

суббота, 18 апреля 2020 г.

НЕПРАВИЛЬНАЯ КНИЖКА


АНТРОПОЛОГИЯ МИФА
“Это очень, очень своевременная и правильная книжка!” ( Фольклор) 

Алексей Алексеевич Леонтьев, одним из первых прочитавший рукопись “Антропологии мифа”, был необычайно весел, когда я позвонил ему из Екатеринбурга. Я бы даже сказал, что это был нервный смех. На мой доста­точно осторожный вопрос “Ну как?” - последовала реплика, восхитившая меня лаконизмом и точностью: "Это абсолютно сумасшедшая книга...”. 

Затем в течение месяца уважаемый мэтр предпринимал попытки на­писать предисловие, но, в конце концов, пришел к выводу, что это невозможно. Что торопливый “поиск контекстов”, в которые можно было бы поставить эту книгу, ни к чему хорошему не приведет. Что книга эта по сути своей предполагает не торопливый спор, не суетливую дискус­сию по поводу каких-то кажущихся неправильностей и несуразностей, а долгое, выдержанное молчание и медленный диалог “про себя”. И это - самое тонкое, самое глубокое понимание моей книги, на которое я только мог рассчитывать. 

О ТВОРЧЕСТВЕ КАНТА


Иммануил Кант — один из главных современных философов. Объемы написанного о том, что написал он, колоссальны. Эти пять книг, появившиеся или переведенные на русский язык, представляют практически весь спектр кантоведения: историко-философское исследование, исследования по теоретической и практической философии, а также два образца зарубежной философской классики XX века, иллюстрирующие тезис о современности идей Канта.

1. Круглов А. Н. Философия Канта в России в конце XVIII — первой половине XIX веков. М.: Канон, 2009

Эта книга рассказывает о восприятии идей Канта в России в эпоху формирования современной отечественной философской мысли, рассказывает не только в красках, но и с огромным количеством ссылок. В ней мы найдем и драматическую историю «первого российского кантианца» И.В.Л. Мельмана, и оценку влияния Канта на становление не теряющего актуальности спора славянофилов и западников, и историю распространения кантовской мысли в российских университетах.

вторник, 14 апреля 2020 г.

О романах Роберта Холдстока «Лес Мифаго» и «Лавондисс»


Что мы знаем о богах и духах палеолита? О мифах и верованиях последнего ледникового периода, долгие века которого (26–12 тыс. до н. э.), несомненно, повлияли на становление человека и общества самым серьезным образом? Ни-че-го. Эти сведения не раздобыть на археологических раскопках, не реконструировать из письменных источников позднего времени, не прочесть в геноме. Огромнейший, важнейший пласт нашей культуры, наших корней и истоков навсегда пропал с горизонтов человеческого сознания… Но, быть может, он остался в бессознательном?

Попытки представить, вообразить себе первые божества и древнейшие культы регулярно предпринимались в литературе. Собственно, из этого вырос жанр фэнтези. Лавкрафт, Говард, Толкиен… У Дансейни есть впечатляющий образ знакомых богов, за спинами которых смутно возвышаются гигантские фигуры богов неизвестных, забытых, но оттого не менее могущественных. Однако все это можно назвать объективно-историческим подходом, когда писатель сочиняет что-то вроде летописи «реальных» событий. Другое дело — метод субъективно-психологический, отправляющий читателя в страну, чья карта изображает не поверхность земли, но глубины человеческой психики. И здесь цикл Холдстока «Лес Мифаго» — один из ярчайших образцов.